Андрей Кнорр: мы сделали сбор дикоросов успешной отраслью местной экономики

Ягоды, грибы и орехи называют дикоросами в основном в Сибири. Именно здесь их сбор и заготовка с конца 1990-х годов стали развиваться как самостоятельная отрасль. Спустя 20 лет это дает сезонную работу почти 70 тысячам человек.

В планах местного правительства — довести долю "экономики природы" в валовом региональном продукте (ВРП) до 3%. Это лишь немногим меньше, чем все сельское хозяйство.

В интервью ТАСС заместитель губернатора Томской области по агропромышленной политике и природопользованию Андрей Кнорр рассказал о кедровом молочке и халве из сибирского кедра, о том, как Китай увозит из региона орехи и клюкву, о перспективах и проблемах "дикорастущей" отрасли.

 

— Андрей Филиппович, в наших магазинах по-прежнему немало иностранной продукции из ягод, грибов, хотя, казалось бы, своих ресурсов у нас достаточно.  

— Не могу говорить на всю Россию, но в Томской области наши заготовители воспользовались ситуацией с введением продуктового эмбарго и поддержкой импортозамещения. Нам полностью удалось заменить иностранные ягодные и грибные замороженные смеси: вы их не только в наших магазинах не увидите, но и в соседних регионах, куда поставляем и мы, и Омск, и Алтай, и другие. Смесей из Нидерландов и Польши больше нет.

Импортные ягодные и грибные замороженные смеси нам удалось заместить полностью: вы их не только в наших магазинах не увидите, но и в соседних регионах, куда поставляем и мы, и Омск, и Алтай, и другие. Смесей из Нидерландов и Польши больше нет

 

 

Значительно мы потеснили и импортные консервированные фрукты. Стали выпускать ягодные джемы — только в Томской области это 300 тонн в месяц. Освоили производство варенья по старинным рецептам — 40 тонн в месяц. Используем бруснику, клюкву, чернику, облепиху, смородину, клубнику с лесных и дачных участков.

Мы практически заняли нишу в регионе по производству кондитерских начинок и кремов, которые тоже раньше завозились в Томскую область. Мы могли бы делать больше: те же джемы для питания в самолетах и многое другое.

Наши натуральные начинки, крема и наполнители используют в производстве мороженого компании из Москвы, Новосибирска, Томска. Два молочных предприятия — в Томской и Новосибирской областях — используют начинки для йогуртов, наринэ, творожной массы, сырков.

— Томская тайга известна сибирским кедром. Как организованы сбор и переработка кедрового ореха в регионе?

— За последние годы на трех предприятиях ввели новые производственные мощности по переработке кедрового ореха. И сегодня мы представляем на рынке около 20 наименований продуктов на основе кедрового ореха: кедровое молочко, сливки, жмых, грильяж, халва, мука и многое другое. Такого ассортимента вы не найдете в других регионах. 

И еще одно направление, которого нет нигде, — это лесобиохимия. Резидент томской особой экономической зоны "Солагифт" занимается глубокой переработкой зелени хвойных пород при помощи современных инновационных технологий, кстати, российской разработки. Они получают биологически активные вещества из хвои в виде субстанций, полипренолов. На их основе производится клеточный сок пихты, пищевые добавки, косметика, зубные пасты, субстанции для фармпрепаратов.

В целом продукция дикоросов и продукты их переработки превысили 10% от общих объемов пищевой промышленности Томской области, а "пищевка" у нас очень развита.

— А много ли продукции этой идет на экспорт?

— В зависимости от урожая. В последние годы объем заготовок составляет от 8 до 10 тысяч тонн — около половины от всего сбора в Сибири. Доля экспорта сегодня — до трети в общем количестве переработки дикоросов. Основные потребители нашей продукции находятся в Италии, Германии, Австрии, Польше, Китае, Монголии.

Грибы и кедровые орехи — основа экспорта томских дикоросов. Это примерно 25–30% от нашего экспортного потенциала. За рубеж орех в основном идет в Китай, а также в Германию, откуда расходится по европейскому рынку.

И по экспорту кедровых орехов Китай доминирует на рынке, при этом в основном используя наше же, российское сырье. К нам, в Россию, возвращается оттуда совершенно другой орех — корейский: из другого кедра, более крупный, который имеет менее ценные качества, чем орех нашей сибирской сосны. Мы могли бы поставлять больше, но об этом позже.

Еще возвращается к нам выращенная на промышленных плантациях клюква. Мы ее даже иногда встречаем, в том числе и в Томске. Но это торговля, хотя мы больше десяти наименований по первичной заготовке делаем в Томской области.

— То есть с ягодой и грибами такая же ситуация?

— Ситуация похожа, но здесь есть свои особенности. Польша, Нидерланды, Китай, Бельгия, Канада — ведущие экспортеры по грибам. США, Канада и ряд европейских стран имеют лидерские позиции по ягоде, в основном по клюкве и голубике. Но основные эти объемы выращиваются на плантациях. Культивированный способ получения лесных ягод развивается в этих странах с 80-х годов прошлого века.

У нас совершенно другая по качеству продукция, выросшая в естественных природных условиях. Переработчики зачастую отдают предпочтение более дешевой ягоде и грибам, выращенным на плантациях.

Но и в этих условиях можно успешно конкурировать, поскольку многие страны еще с 2000-х годов начали производить экологическую сертификацию и маркировку продукции, выращенной без нанесения вреда окружающей среде: bio, organic. Евросоюз перешел к обязательной экологической маркировке в 2010 году. При этом отдельно маркируется продукция, произведенная в дикой природе. Она популярнее, но и дороже стоит. Но, к сожалению, в России нет технических регламентов, требований к такой продукции. Мы не выделяем ее необходимой маркировкой и в этом проигрываем.

Даже получить лицензию на экспорт ореха можно только при наличии арендованного участка. Это не позволяет нам вести массовый закуп и формировать крупные партии, чтобы конкурировать на мировом рынке.

По той же причине трудности по выводу на экспорт концентрата хвойной зелени. Ему (переработчику. — Прим. ТАСС) хвою сдают, он делает продукт. Зачем ему арендовать участок, если он не ведет заготовку леса?

Мы, конечно, находим выход: сырье используется у нас внутри, перерабатывается.

Мы писали письма в Минпромторг, нас не поддержали по снятию этого ограничения. В апреле эти вопросы подняли на парламентских слушаниях в Госдуме, большинство наших предложений вошло в резолюцию. Надеемся, что новый парламент вернется к этим вопросам и примет изменения в нормативное законодательство. Надеюсь, что июльское совещание в Твери, которое провел президент, послужит отправной точкой для решения этих вопросов.

Беседовал Сергей Леваненков

 

0.09 с